Проект АИП и РБК. Индустриальные парки и ОЭЗ России 2020

Инвестиции ищут территории


Общий объем инвестиций в индустриальные парки в России к 2020 году превысил 1,25 трлн руб. И COVID-19 не нанесет развитию сегмента серьезного ущерба, считают специалисты.


По данным Минэкономразвития РФ, сегодня в нашей стране действуют 111 территорий опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР, ТОР) и 33 особые экономические зоны (ОЭЗ). Согласно опубликованным данным отраслевого обзора «Индустриальные парки и ОЭЗ России — 2020» Ассоциации индустриальных парков (АИП) России, в 2019 году в нашей стране числились 269 площадок, имеющих статус индустриальных парков (в 2018 году их было 227, в 2013-м — 80). География расширилась с 40 до 63 регионов.




Кроме того, работают технопарки, промышленные округа, агропарки, экопромпарки и другие форматы организованных промплощадок. Как говорит замдиректора департамента инвестиционной политики и развития предпринимательства Министерства экономического развития РФ Олеся Тетерина, ссылаясь на данные двух профильных организаций — АИП России и Ассоциации кластеров и технопарков России, — всего в нашей стране сегодня насчитывается более 400 объектов организованных промтерриторий.




Битва форматов 

Эксперты призывают не путаться как в терминах зон с особыми режимами, так и в целях, которых они преследуют. «Если ТОР и ОЭЗ — это не только промышленная территория, но и ее административно-правовая форма, дающая резидентам определенные преференции и налоговые льготы, то индустриальный парк — это физический объект, — объясняет исполнительный директор Ассоциации индустриальных парков России Денис Журавский. — Речь о находящемся под управлением профессионального оператора земельном участке с соответствующим разрешенным видом использования, объектами капитального строительства, подведенными инженерными сетями, дорогами, наличием согласований, который полностью готов к размещению промпредприятия». Соседство на одной территории нескольких производств позволяет промышленникам снижать затраты на общую инфраструктуру и избавляет их от непрофильной деятельности по созданию и обслуживанию коммунальных сетей. При этом индустриальный парк — полностью или его часть — может иметь статус ОЭЗ или ТОР и, соответственно, предоставлять размещенным предприятиям льготные режимы деятельности, говорит эксперт.

Как поясняли РБК+ в пресс-службе Минэкономразвития РФ, ТОР в основном создаются в моногородах (сейчас действуют на 86 территориях) и на Дальнем Востоке для привлечения инвестиций в населенный пункт или целый регион. ОЭЗ нацелены на поддержку технологичных производств и развитие определенных отраслей экономики.

Общим критерием эффективности всех зон с особыми режимами старший консультант отдела стратегического консалтинга JLL Ксения Колядина считает «создание целевого количества рабочих мест, привлечение в регион присутствия проекта прямых инвестиций и увеличение налоговых поступлений в бюджет».

По данным АИП России, наиболее продуктивной формой размещения производств являются именно индустриальные парки, а также их комбинация со статусом ОЭЗ промышленно-производственного и технико-внедренческого типа. Совокупные инвестиции в создание 3,2 тыс. производств на их территориях, по словам Дениса Журавского, к 2020 году перевалили за 1,25 трлн руб.

Секреты развития 

По итогам 2019 года, согласно данным АИП России, коэффициент заполняемости индустриальных парков превысил 60%. «Пару лет назад на фоне двукратного роста площадей промпарков соответствующий показатель перевалил за 50%, а теперь уже на 10 п.п. больше», — рассказывает Денис Журавский, поясняя, что в браунфилд-парках он находится на уровне 65%. Речь о реконструированных старых производственных площадках, ориентированных на небольшие предприятия. Есть также создаваемые с нуля гринфилд-парки для средних и крупных производств. По данным АИП, заполняемость проектов на таких объектах находится на уровне 55%. По средней площади гринфилды, ввиду того что строятся в чистом поле, существенно превосходят браунфилды — 285 га против 62 га.

При этом зоны с особыми режимами по-прежнему неравномерно распределены по регионам. Так, львиная доля индустриальных парков (66 территорий), как показали исследования АИП России, приходится на Центральный федеральный округ. Причем в 2018 году 70% инвестиций собрали пять регионов-лидеров (Калужская область, Республика Татарстан, Липецкая, Московская и Ульяновская области). В Поволжье число парков с 2013 года практически утроилось (с 15 до 43 площадок), а в Сибири увеличилось в шесть раз (с двух до 12 парков).

Если в 2013–2016 годах наблюдался примерно равный баланс частных и государственных площадок, то в последние годы наметился очевидный перевес в пользу частных, которых стало вдвое больше. Сейчас насчитывается 177 индустриальных парков, проекты которых были инициированы бизнесом, отмечает Денис Журавский.

Первой частной ОЭЗ стала в 2015 году подмосковная зона промышленно-производственного типа «Ступино Квадрат». Ее управляющий партнер Екатерина Евдокимова вспоминает, что первые предприятия (мексиканское «Мишн Фудс Ступино» и австрийское «Арвалус») были запущены здесь в 2017 году; с тех пор в ОЭЗ куплены 28 участков, построены десять заводов, гостиница и коворкинг; инвестиции превысили 11 млрд руб. Ожидается запуск еще шести производств, в перспективе — строительство завода итальянского производителя пасты Barilla с €130 млн вложений.

Признаки зрелости 

В Knight Frank отмечают, что зоны с особыми условиями ведения бизнеса в России постепенно эволюционируют — рядом с ними активно строятся дороги, гостиницы, жилые городки для персонала и развивается инфраструктура. «Девелоперы индустриальных парков учитывают и специфические требования будущих резидентов, деля их на кластеры — например, пищевая промышленность, металлообработка, сборочные производства», — перечисляет директор департамента индустриальной и складской недвижимости Knight Frank Константин Фомиченко, который считает парки с отраслевой ориентацией «более привлекательными».

В АИП России специализацию территорий называют одним из признаков зрелости в борьбе за инвесторов. Впрочем, есть разные траектории развития. Гендиректор АО «ОЭЗ «Лотос» Сергей Милушкин вспоминает, что в 2014 году особая экономическая зона в Астраханской области открывалась «с четкой специализацией» (судостроение, машиностроение и нефтегазовая отрасль) и одним резидентом с инвестициями 500 млн руб., но в дальнейшем «проект вышел за эти рамки». Он объясняет это как необходимостью быстро реагировать на экономические процессы (открытие ОЭЗ пришлось на разгар санкций и провозглашение политики импортозамещения), так и перспективами развития в регионе аграрной отрасли и логистики благодаря расположению на Каспии. Сейчас в ОЭЗ 15 резидентов с 29 млрд руб. заявленных инвестиций, в том числе производители судовых панелей из Италии, бытовой химии из Ирана и российская компания, выпускающая трубки капельного орошения. Якорным резидентом при этом остается работавший еще до открытия ОЭЗ судостроительный завод. «Специализация помогает привлекать профильных резидентов, никак не мешая работе с компаниями других направлений», — заключает Сергей Милушкин.

В Knight Frank решающим фактором для потенциального резидента считают все же «локацию и цену». «При прочих равных предприятия выберут более удобную по месторасположению и дешевую площадку», — рассуждает Константин Фомиченко. В АИП России подтверждают, что инвесторы часто упоминают в заявках близость к Москве и другим городам-миллионникам. Но не это и даже не налоговые льготы выступают определяющим фактором в выборе локации, подчеркивают в ассоциации, а готовая инфраструктура. «Без льгот завод построить можно, а без электричества, газа и дорог — нет», — поясняет Денис Журавский, уточняя, что география индустриальных парков в целом совпадает с картой экономической активности страны.

В АИП России говорят и о других тенденциях в отрасли — например, о том, что парки больше не стремятся к масштабности, не стараются занимать сотни гектаров, а на их территории активно идет строительство в формате light industrial. «Эффективный проект на сегодня — 20–100 га территории или 40–60 тыс. кв. м готовых помещений», — добавляет Денис Журавский. В JLL считают, что до насыщения рынка еще далеко. Пока есть свободные земли с возможностью обеспечения необходимой инфраструктурой и трудовыми ресурсами, возможно развивать новые проекты индустриальных парков, ОЭЗ, ТОР, отмечает Ксения Колядина: «Количество новых потенциальных резидентов в целом не ограничено, если учесть, что в краткосрочной и среднесрочной перспективе локализация производственных процессов будет востребована, в особенности в условиях конкурентоспособной национальной валюты и квалификации и стоимости рабочей силы в РФ».

Константин Фомиченко, в свою очередь, уточняет, что ОЭЗ и ТОР «сейчас более чем достаточно», при этом рынку не хватает частных индустриальных парков «с готовыми к аренде или продаже маленькими помещениями площадью от 500 до 3 тыс. кв. м». В ТОР, где резидентам дают существенные льготы, по его словам, можно только купить землю и построить производство с нуля, что подходит далеко не всем. «Так могут поступить только крупные компании, которые строят производства площадью от 5 тыс. кв. м. Маленькие и средние фирмы предпочитают брать в долгосрочную аренду готовое помещение», — говорит эксперт. По его мнению, для них больше подходят индустриальные парки со стандартными зданиями. Именно поэтому ОЭЗ и парки получили куда большее распространение, чем ТОР.

Из других препятствующих развитию отрасли проблем в Knight Frank выделяют дефицит земли с готовыми коммуникациями на приемлемом удалении от города. В JLL к ним относят отсутствие комплексного подхода к обеспечению проектов инженерными сетями и дорожной инфраструктурой. «Многие хорошие площадки по-прежнему остаются заложниками транспортной доступности», — соглашается Денис Журавский.

Екатерина Евдокимова считает перспективным направлением концепцию «вольного экономического города» по примеру финансового центра Дубая (DIFC) или AIFC в Казахстане — со своей юрисдикцией, банком, выдающим лицензии на ведение финансовой деятельности, и английским правом на территории зоны. «Английское право нам не нужно, но расширенная юрисдикция в части разрешений на строительство, ввода в эксплуатацию, получения статуса российского продукта или миграционных вопросов была бы преимуществом для инвесторов», — говорит эксперт.

По мнению некоторых опрошенных РБК+ специалистов, текущая ситуация с распространением нового коронавируса повлияет на бизнес промышленных парков и находящихся в них резидентов в меньшей степени, чем на «одиночные» предприятия. «Индустриальные парки, являясь важнейшим звеном в цепи поставок товаров, не приостанавливали свою деятельность на время введения режима самоизоляции и продолжали работать в режиме 24/7», — замечает исполнительный директор компании Radius Group Захар Вальков. По его мнению, индустриальные парки и складская недвижимость являются наименее рискованным сегментом даже в кризисные периоды: «Полагаю, что в среднесрочной перспективе интерес к инвестициям в складскую и промышленную недвижимость будет продолжать стабильно расти».

Константин Фомиченко, впрочем, замечает, что из-за вероятного снижения спроса на ряд товаров в условиях, связанных с пандемией, многие компании скорректируют в меньшую сторону свои планы по инвестициям либо приостановят их до более позитивных прогнозов.




Как промпарки меняют регионы



Индустриальные парки становятся точками роста для различных территорий. Здесь создаются рабочие места, привлекаются инвестиции и современные технологии, вокруг парков появляются жилые дома и инфраструктура.


За десятилетнюю историю развития сегмента промпарков их резиденты, по данным Ассоциации индустриальных парков (АИП) России, трудоустроили 163 тыс. человек. Только в 2019 году в них появилось 15 тыс. рабочих мест. Это результат создания 389 новых предприятий с совокупным объемом инвестиций 37 млрд руб., рассказывает директор по сертификации и аналитическим проектам АИП России Борис Сычев. В 26 российских особых экономических зонах (ОЭЗ) за 14 лет работы, по данным Минэкономразвития РФ, зарегистрированы более 730 резидентов, которыми создано более 34 тыс. рабочих мест, уплачено 56 млрд руб. налогов и более 40 млрд руб. таможенных платежей.

Налоговые поступления от промышленных парков, действующих более пяти лет, в разы превышают вложения в их создание и поддержку, отмечает Борис Сычев: «В некоторых случаях на каждый вложенный в проект рубль приходится более 10 руб. налоговых платежей». Индустриальные парки и ОЭЗ стимулируют повышение предпринимательской и инновационной активности, способствуют пополнению налогового бюджета региона, что, в свою очередь, ведет к повышению уровня жизни населения, говорится в материалах управления инвестиций минэкономразвития Калужской области.

Инвестиции и налоги 

Индустриальный парк становится новой точкой роста локальной и региональной экономики. Это актуально, когда Россия находится в поисках новых драйверов развития, особенно за пределами крупных городов, где концентрируется деловая активность, говорит управляющий партнер консалтинговой компании «Метриум» (участник партнерской сети CBRE) Мария Литинецкая: «Промпарки могут стать антикризисным решением проблемы неравномерного географического развития российских регионов, перенаселения крупных городов и перегрузки их инфраструктуры. Помимо этого именно индустриальные парки по своей сути направлены на диверсификацию экономики, ведь они становятся базой, как правило, производственных, обрабатывающих, высокотехнологичных компаний, а не крупных промышленных или топливно-энергетических гигантов».

Организованные промышленные территории вносят весомый вклад в экономику региона размещения и выступают двигателем его комплексного развития, соглашается заместитель главы администрации Липецкой области в сфере экономики, внешнеэкономической, инвестиционной деятельности Дмитрий Аверов. По данным инвестиционного портала Липецкой области, сегодня в ОЭЗ «Липецк» зарегистрированы 65 резидентов с объемом заявленных инвестиций около 200 млрд руб.

Особые экономические зоны — инструмент реализации макроэкономических, политических и микроэкономических целей, которые преследуют страна, регион и компания-инвестор, подтверждают, в свою очередь, в пресс-службе министерства экономики Республики Татарстан. В регионе две особые зоны — ОЭЗ промышленно-производственного типа «Алабуга» и ОЭЗ технико-внедренческого типа «Иннополис».

В «Алабуге» производятся автомобили, автокомпоненты и строительные материалы, перерабатываются полимеры, реализуются проекты в сфере пищевой промышленности, деревообработки, производства стекла, композиционных материалов, машиностроения. На территории особой зоны функционируют индустриальные парки «А Плюс» и «Синергия», есть свой железнодорожный терминал и таможенный пост. В особой зоне 35 резидентов (в том числе известные международные бренды 3M, Saint-Gobain, Rockwool, Sisecam, Ford-Sollers, Hayat Group), у которых трудятся около 7 тыс. человек. Общий объем подтвержденных контрактами инвестиций — около 200 млрд руб., из которых уже освоено 134,7 млрд руб. Налоговые отчисления всех уровней от резидентов ОЭЗ составили 16,4 млрд руб., из них в 2019 году — 4,1 млрд руб.

Представитель минэкономразвития Калужской области также называет индустриальные парки и ОЭЗ наиболее эффективным механизмом привлечения инвестиций. В 2006 году в регионе открылся первый индустриальный парк «Ворсино». Сегодня в области уже 12 действующих индустриальных парков, две площадки ОЭЗ ППТ «Калуга», в дополнение к ним созданы ТОСЭР в моногородах. «За прошедший период в экономику области резидентами промпарков инвестировано более 1 трлн руб., создано почти 30 тыс. рабочих мест, сформированы новые для региона высокотехнологичные отрасли — автомобилестроение, фармацевтика и другие. Объем промышленного производства с 2006 по 2019 год увеличился с 78 млрд до 888 млрд руб.», — перечисляют в пресс-службе ведомства.

Помимо этого на базе современных промпарков активно внедряются новые технологии. В частности, предприятие по производству кормов для домашних животных «Нестле Пурина ПетКер» в «Ворсино» с мая 2020 года перешло на использование для производственных целей электроэнергии из возобновляемых источников. В течение года фабрика будет потреблять минимум 50 млн кВт•ч электрической энергии, выработанной на основе энергии ветра. «Переход на использование ВИЭ позволит снизить выброс углекислого газа в атмосферу на 20,5 тыс. т в год, что, в свою очередь, способствует выполнению глобального обязательства «Нестле» — минимизировать воздействие производственной деятельности компании на окружающую среду к 2030 году», — говорится в недавно распространенном пресс-релизе компании. Причем ветроэнергетическая станция, вырабатывающая энергию для калужского предприятия, располагается в Республике Адыгея.

Синергетический эффект 

Девелопмент индустриальных зон осуществляется параллельно с развитием генерирующих мощностей, электросетевого хозяйства, газификацией, водоснабжением, мероприятиями по защите окружающей среды, формированием транспортно-логистической системы региона, отмечается в материалах минэкономразвития Калужской области.

По словам Бориса Сычева, появление промпарка на территории некрупных городов и в сельской местности заметно улучшает бизнес-среду и диверсифицирует отраслевую направленность. «Концентрация предприятий на одной территории обеспечивает стабильность производственного сектора — если закрылось одно предприятие, то его неизбежно сменит другое, — говорит Борис Сычев. — Люди не зависят от одного работодателя и избавлены от необходимости переезда в мегаполисы».

Кроме того, ИП делают более цивилизованным рынок индустриальной недвижимости, говорит директор по коммерческой недвижимости компании «ЮИТ Санкт-Петербург» Максим Соболев. «Предприниматели, арендующие площади на промышленных предприятиях «советского» типа, начинают понимать, как может выглядеть современная промзона — эстетически и функционально», — добавляет эксперт. По его словам, постепенно вокруг индустриального парка начинают формироваться небольшие предприятия сферы услуг, обслуживающие транспортные потоки и людей. Как отмечает исполнительный директор Radius Group Захар Вальков, промышленные парки, являясь производственными хабами и центрами притяжения рабочей силы, формируют в своей «зоне влияния» запрос на складские площади, гостиницы, другие объекты коммерческой недвижимости.

Так, в Татарстане рядом с городом Елабугой построен жилой поселок для сотрудников компаний — резидентов ОЭЗ «Алабуга». Здесь также работают международная школа и корпоративный университет. На территории другой ОЭЗ региона — центра «Иннополис» и прилегающей территории — созданы жилой квартал, административно-деловой центр, школа, физико-математический лицей, детский сад, медицинский центр и университет для сотрудников компаний-резидентов и их семей. «Купить квартиру в трехэтажных таунхаусах может любой желающий. Резиденты, преподаватели университета и сотрудники администрации города арендуют квартиры в многоквартирных домах. Студенты живут в кампусе. Гости города останавливаются в хостеле», — поясняет официальный сайт «Иннополиса».

В той же Калужской области благоустраиваются города, находящиеся рядом с индустриальными площадками, для работающих на предприятиях-резидентах людей специально строится жилье. «Общая площадь жилых помещений, приходящаяся в среднем на одного жителя области, с 2006 по 2018 год, в том числе благодаря бурному росту сегмента промпарков, выросла на 30%», — отмечается в сообщении экономического министерства региона.

Индустриальный парк, по словам Марии Литинецкой, может стать драйвером для развития жилищного строительства, в частности малоэтажного формата: «Промпарк формирует ограниченную аудиторию покупателей с хорошими финансовыми возможностями. Именно для них недалеко от работы можно создать комфортную для жизни экосистему малоэтажных домов, таунхаусов, коттеджей в экологически чистой среде и рядом с работой». Яркий пример такого подхода — комфортный малоэтажный район Новое Ступино, который появился в качестве жилого спутника «Ступино Квадрат» в Московской области. «Фактически речь идет о кластере, объединяющем жилую и промышленную составляющую. На мой взгляд, в будущем такие точки роста могут стать массовой практикой решения экономических, градостроительных, социальных и экологических задач», — говорит Мария Литинецкая.

Даже если комплексный проект индустриальной зоны не включает в себя жилую застройку, рынок сам отвечает на неудовлетворенный спрос — рано или поздно вокруг промпарка формируются микрорайоны, добавляет Борис Сычев. «Конечно, хорошо, когда недалеко, но и не совсем близко от дома есть современное российское или иностранное предприятие, на котором платят приемлемую белую зарплату и есть перспективы роста», — соглашается Максим Соболев.

Вслед за появлением промпарков, по словам Бориса Сычева, в регионах растет качество образования, увеличиваются социальные выплаты, реализуются перспективные программы в сфере здравоохранения и дорожного строительства, отмечают опрошенные эксперты. Все это напрямую отражается на благосостоянии людей и качестве жизни в регионе. 




«Промпарки помогут увеличить долю производственного малого бизнеса»



О системе господдержки промышленных парков РБК+ рассказала замдиректора департамента инвестиционной политики и развития предпринимательства Министерства экономического развития РФ Олеся Тетерина.

Фото: Тимур Иванов для РБК

— По данным Ассоциации индустриальных парков России, на сегодня мерами господдержки в рамках программ субсидирования воспользовались 60 промышленных парков из почти 270 существующих. Это много или мало?

— Это неплохой результат. При том что речь в данном случае идет о программах субсидирования двух министерств: Минэкономразвития и Минпромторга. Они различны по своей концепции. Наша программа реализуется в рамках нацпроекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы». Она предусматривает субсидирование до 80% затрат управляющей компании на создание инфраструктуры промышленного парка для размещения новых производств МСП. Максимальная сумма на один проект — 500 млн руб. (по 250 млн руб. в год). Конкретный размер зависит от масштабов парка. При этом он должен соответствовать двум основным критериям: окупаемость бюджетных ассигнований с пятого года от начала проекта, а также срок выхода на размещение резидентов — не больше полутора-двух лет.

— Довольно короткий срок.

— Скорость — очень важный параметр, учитывая, что у нас довольно дорогостоящая программа. Это была принципиальная настройка в рамках нацпроекта. Мы поняли, что многие объекты в предыдущие годы создавались в вялотекущем режиме по пять—семь лет. За это время рыночная конъюнктура менялась, а потенциальные резиденты, которые хотели изначально зайти в парк, находили другие объекты для размещения. И проекту надо было снова начинать весь путь практически с нуля. Поэтому мы решили простимулировать рынок на ускорение. При этом не обязательно запускать в эксплуатацию весь парк единовременно — можно делать это небольшими очередями. Первый рабочий участок начнет приносить финансовую отдачу, которую можно направить на дальнейшее развитие. Имея конкретный результат, управляющая компания (УК) может по сниженным ставкам получать банковские кредиты, выходить на долговой рынок, привлекать инвесторов. То есть на последующих этапах она вполне может справляться без федеральной поддержки.

— Есть ли приоритеты по отношению к государственным индустриальным паркам или частным?

— Нет. Когда программа разрабатывалась в конце 2018 года, мы учли весь предыдущий опыт работы министерства с индустриальными парками и поняли, что чисто государственных или чисто частных проектов очень мало. То есть чаще всего это какой-то симбиоз: частный инвестор и муниципальная земля; участок в собственности бизнеса, а УК — с долей региона. Формы очень разные, и разделять их на гособъекты и частные, распределяя между ними какую-то квоту, не совсем правильно.

При этом, как показала практика, парки, где превалирует бизнес-составляющая, являются более эффективными. Бизнес заинтересован в быстрой возвратности инвестиций, он более гибок в вопросах маркетинга, в процессах управления объектом — в них меньше бюрократических моментов. К примеру, когда парк чисто государственный, то по закону привлечение резидентов он может осуществлять только через конкурсные процедуры, что значительно «утяжеляет» весь проект, а резиденты в результате уходят на другие площадки.

— Какая вторая программа субсидирования?

— Минпромторг РФ возмещает затраты на создание объектов инфраструктуры индустриального парка регионам. Тут принципиально иной подход. Если мы чаще всего даем авансовую субсидию, то субсидия Минпромторга выдается в счет налогов, которые резиденты парка платят в федеральный бюджет (НДС, налог на прибыль, транспортные акцизы). То есть объект уже должен стоять готовый, а там — работающие производства, действующие налоговые агенты. И еще один момент: парки, где резиденты — субъекты МСП, не могут претендовать на эту меру, так как для малого и среднего бизнеса действуют спецрежимы по налогам.

Среди регионов, которые могут себе позволить получение субсидий на таких условиях, как правило, экономически развитые субъекты РФ: Московская, Калужская, Белгородская области, Республика Татарстан и др. У них благоприятный инвестклимат, они могут привлечь частных инвесторов или потратить свои средства на строительство и потом возместить.

Но есть регионы, где никогда не появится производственная инфраструктура, если не стимулировать процесс за счет государственной помощи. Например, Тува, Бурятия, некоторые республики Северного Кавказа, регионы Дальнего Востока, Арктическая зона. В таких случаях больше подходит программа Минэкономразвития. У нас для таких регионов есть специальные дополнительные критерии, которые дают им определенные привилегии.

— Почему программа Минэкономразвития работает в рамках нацпроекта по МСП?

— Очевидно, что малым предприятиям труднее всего самостоятельно начинать производственный бизнес. Надо самому подвести необходимую инженерную инфраструктуру, договориться об обеспечении определенных мощностей с ресурсоснабжающими организациями, решить бюрократические вопросы с местными администрациями, получить исходно-разрешительную документацию на строительство и ввод в эксплуатацию линий и т.д. Из-за соответствующих сложностей небольшие предприятия — от микробизнеса и индивидуальных предпринимателей до средних компаний — не очень охотно идут в сферу производства. Доля производителей в общей структуре субъектов МСП в России не превышает 3–4%, если считать по ОКВЭД. Это мало, при том что производственный бизнес дает экономике значительно больше отдачи, чем торговля или услуги.

Это направление надо развивать. Можно оказывать адресную финансовую поддержку конкретной компании, помогая создавать производство, но это очень дорого и малопродуктивно. Гораздо эффективнее, если финансировать организованные промплощадки, где есть коллективный доступ к инфраструктуре и все сложные вопросы можно отдать на решение профессиональным экспертам из управляющей компании. Мы оценили, что для малых компаний затраты на организацию собственного производства в индустриальном парке на 30–40% ниже относительно того, сколько они платили бы в случае, если бы решали все вопросы самостоятельно.

— Как вы охарактеризуете уровень господдержки индустриальных парков? И как в целом оцениваете зрелость сегмента?

— Полномочия по работе с индустриальными парками, технопарками были даны нашему министерству в 2007 году. За 14 лет работы данное направление стало для нас одной из приоритетных задач в рамках развития сектора МСП.

Сегмент индустриальных парков и технопарков с учетом накопленного опыта уже вполне сформирован. По совокупным оценкам двух профильных организаций — Ассоциации индустриальных парков России и Ассоциации кластеров и технопарков России, — в стране сегодня насчитывается более 400 объектов организованных промышленных территорий разных форматов. Это немало для оценки их значимости как полноценного блока в структуре экономики.

Но при этом недостатков еще много. Один из наиболее распространенных — неполноценное исполнение управляющими компаниями своих функций. Они обязаны помогать с решением всех вопросов, в том числе с выстраиванием производственных цепочек, поиском крупных партнеров и новых рынков сбыта, логистикой, экспортом. Но на деле получается, что менеджмент парков в целом ряде случаев считает, что их дело — лишь разместить арендаторов и собирать с них плату. Особенно в свое время этим грешили УК бизнес-инкубаторов. В итоге мы закрыли программу поддержки такого формата.

— На какую государственную помощь помимо субсидирования могут рассчитывать индустриальные парки и, в частности, их резиденты?

— Дополнительная поддержка оказывается площадкам на уровне регионов, как УК, так и резидентам. Здесь каждый субъект РФ может сам определять размеры и глубину соответствующей помощи в контексте тех социально-экономических задач, которые нужно решить. В Смоленской области, к примеру, установили для резидентов нулевую ставку по налогу на прибыль в региональной части. Отдельные регионы, например Татарстан, создают программы по субсидированию покупки оборудования для производства на территории индустриального парка.

Резидентам парков, если они подпадают под критерии МСП, доступны все программы поддержки малого бизнеса в рамках нацпроекта и антикризисных планов — от кредита под 8,5% до льготных субсидий, спецпрограмм по лизингу, гарантийной поддержки, обучения, инжиниринговых услуг и так далее. Об этом можно подробно узнать в центрах «Мой бизнес» во всех регионах.

Минэкономразвития, со своей стороны, дает рекомендации, транслирует лучшие практики. Мы надеемся, что наша современная инфраструктура станет еще более доступной и понятной для предпринимателей, вызовет реальный практический интерес. Для старта бизнеса в условиях последних экономических изменений это, безусловно, привлекательный и надежный способ наладить производство без крупных финансовых вложений и рисков. 







На сайте АИП России опубликован Седьмой выпуск ежегодного отраслевого обзора «Индустриальные парки и ОЭЗ России – 2020». 
По результатам исследования еще 42 площадки признаны индустриальными парками. Их общее число по состоянию на 1 января 2020 составило 269, а количество регионов их расположения достигло 63.  

Перечень действующих и создаваемых индустриальных парков, составляющий основу Обзора, был также опубликован на страницах РБК в рамках специального выпуска от 19.06 и доступен на сайте медиахолдинга: https://plus.rbc.ru/issue/5eec49e97a8aa9c182c48801  Онлайн презентация исследования состоялась сегодня в прямом эфире на канале АИП Росси на YouTube. 

Отраслевой Обзор «Индустриальные парки и ОЭЗ России» - это уникальное и пока единственное комплексное исследование состояния и развития промышленных площадок, с 2013 года проводимое Ассоциацией индустриальных парков России и содержащее ключевые данные о динамике развития организованных промышленных территорий для размещения производств различной отраслевой направленности. 

Обзор является некоммерческим продуктом. Независимо от членства в Ассоциации, в Обзор включается информация о всех индустриальных парках, своевременно предоставивших информацию и соответствующих, по экспертной оценке АИП России, требованиям Национального стандарт ГОСТ Р 56301 – 2014 «Индустриальные парки. Требования». Таким образом, Обзор сохраняет аналитическую объективность и имеет прикладную ценность для потенциальных инвесторов. Члены АИП России и сертифицированные Ассоциацией индустриальные парки имеют привилегию в виде собственных профилей на страницах Обзора. Информация об индустриальных парках, не входящих в АИП России, учитывается в статистике и публикуется списочно.

Над выпуском работали сотрудники Ассоциации Борис Сычёв, Денис Журавский, Максим Паздников, Дмитрий Шохонов, Яна Лелес и Юлия Ильина на основе данных предоставленных управляющими компаниями. АИП России гарантирует достоверность данных только по Сертифицированным индустриальным паркам. Материалы об остальных индустриальных парках предоставлены их управляющими компаниями, которые несут ответственность за полноту и корректность информации. Исследование является интеллектуальной собственностью АИП России. Перепечатка или использование любых фрагментов издания возможна только со ссылкой на Ассоциацию индустриальных парков России.
 
Статья РБК (PDF)


Читать Обзор

Обзор индустриальных парков России 2020 (PDF)




  Предыдущие выпуски ежегодного Обзора доступны на сайте www.indparks.ru в разделе Аналитика






Материалы публикации:
2.77 МБ, pdf
10.69 МБ, pdf